Русское географическое общество путешественник петр козло Значение козлов петр кузьмич в краткой биографической энциклопедии. В.в. артемов, член союза писателей россии

Русское географическое общество путешественник петр козло Значение козлов петр кузьмич в краткой биографической энциклопедии. В.в. артемов, член союза писателей россии

22.06.2020

(1863-1935)

Исследователь Центральной Азии, академик АН Украины (1928). Участник экспедиций Н. М. Пржевальского, М. В. Певцова, В. И. Роборовского. Руководил монголо-тибетскими (1899-1901 и 1923-1926) и монголо-сычуаньской (1907-1909) экспедициями. Открыл остатки древнего города Хара-Хото, курганные могильники гуннов (в том числе Ноин-Ула); собрал обширные географические и этнографические материалы. В городе Слободе, что на Смоленщине, знаменитый путешественник Пржевальский случайно познакомился с юным Петром Козловым. Эта встреча круто изменила жизнь Петра. Любознательный юноша понравился Николаю Михайловичу. Козлов поселился в усадьбе Пржевальского и под его руководством стал готовиться к экзаменам за курс реального училища. Через несколько месяцев экзамены были сданы. Но Пржевальский зачислял в экспедицию только военных, поэтому Козлову пришлось поступить на военную службу. Он прослужил в полку только три месяца, а затем был зачислен в состав экспедиции Пржевальского. Это была четвертая экспедиция знаменитого путешественника в Центральную Азию. Осенью 1883 года караван вышел из города Кяхты. Путь экспедиции лежал через степь, пустыню, горные перевалы. Путешественники спустились в долину реки Тэтунга, притока Хуанхэ великой Желтой реки.… Красавец Тэтунг, то грозный, то величественный, то тихий и ровный, часами удерживал на своем берегу Пржевальского и меня и повергал моего учителя в самое лучшее настроение, в самые задушевные рассказы о путешествии, писал Козлов. В верховьях реки Хуанхэ на экспедицию напали разбойники из бродячего племени тангутов конная шайка до 300 человек, вооруженных огнестрельным оружием. Разбойники, получив достойный отпор, ретировались. Петр многому научился в своем первом путешествии. Он вел глазомерную съемку, определял высоты, помогал Пржевальскому при сборе зоологических и ботанических коллекций. Вернувшись из экспедиции в Петербург, Козлов по совету своего учителя поступил в военное училище. После его окончания Петр Кузьмич, уже в чине подпоручика, был снова зачислен в состав новой экспедиции Пржевальского. Во время подготовки к походу в городе Караколе 1 ноября 1888 года Пржевальский скончался от брюшного тифа. После смерти Николая Михайловича внезапной, ошеломляющей, Козлову казалось, что жизнь лишилась всякого смысла. Много лет спустя Петр Кузьмич писал: Слезы, горькие слезы душили каждого из нас… Мне казалось, такое горе пережить нельзя… Да оно и теперь еще не пережито! Он решил продолжить дело Пржевальского. Исследование Центральной Азии стало для него главной целью всей жизни.

Экспедицию, собранную Пржевальским, возглавил полковник Генерального штаба Певцов. Под его началом Козлов в 1889-1891 годах вновь прошел по северному Тибету, посетил Восточный Туркестан и Джунгарию. Он совершил несколько самостоятельных поездок. Перевалив через Русский хребет, он обнаружил за ним межгорную впадину, а в ней на высоте 4258 метров небольшое озеро. По долине речки, впадающей в это озеро, Козлов прошел к ее верховьям вдоль подножия Русского хребта и с перевала Джапакаклык увидел восточную оконечность хребта. Вместе с Роборовским он установил длину Русского хребта (около 400 километров) и завершил его открытие. Позднее Козлов исследовал вторую блуждающую реку бассейна Лобнора Кончедарью и озеро Баграшкуль. Козлов вел наблюдения над животным миром, собирал зоологическую коллекцию. За эти исследования его удостоили высокой, незадолго до того учрежденной награды серебряной медали Пржевальского… Потом была третья экспедиция Петра Кузьмича, которую называли не иначе как экспедицией спутников Пржевальского. Руководителем ее был Всеволод Иванович Роборовский. В июне 1893 года путешественники выступили из Пржевальска на восток и прошли вдоль Восточного Тянь-Шаня, следуя через наименее исследованные местности. Спустившись затем в Турфанскую впадину, Роборовский и Козлов пересекли ее в различных направлениях. Разными путями они прошли оттуда в бассейн реки Сулэхэ, в поселок Дуньхуан (у подножия Наньшаня). Козлов двинулся на юг, к низовьям Тарима, и изучил котловину Лобнора. Он открыл высохшее древнее русло Кончедарьи, а также следы древнего Лобнора в 200 километрах к востоку от тогдашнего его местонахождения и окончательно доказал, что Кончедарья блуждающая река, а Лобнор кочующее озеро. В феврале 1894 года путешественники приступили к исследованию Западного Няньшаня. Разными маршрутами в течение 1894 года они пересекли его во многих местах, проследили ряд продольных межгорных долин, точно установили протяженность и границы отдельных хребтов, исправив, а нередко и сильно изменив карты своих предшественников. Зимой, намереваясь пройти через высокогорную страну на юго-восток, в Сычуаньскую впадину, они при морозах до 35° достигли к югу от Кукунора, за 35-й параллелью, хребет Амнэ-Мачин (до 6094 метров) и перевалили его диким скалистым ущельем. В глубине Центральной Азии, на Тибетском нагорье, Роборовского разбила паралич, и через неделю, в феврале 1895 года, Козлов, принявший руководство экспедицией, повернул обратно. Вернувшись в Турфанскую впадину, они направились на северо-запад и впервые пересекли пески Дзосотын-Элисун.

Вместо многих кряжей, показанных на старых картах, Козлов обнаружил пески Коббе. Закончив свой путь в Зайсане в конце ноября 1895 года, Роборовский и Козлов проделали в общей сложности около 17 тысяч километров. Во время этой экспедиции Петр Кузьмич совершил 12 самостоятельных маршрутов. В собранной им зоологической коллекции были три редкие экземпляра шкур диких животных. Козлов делал преимущественно энтомологические сборы, собрав около 30 тысяч экземпляров насекомых. Путешествие в Центральную Азию (1899-1901) было его первой самостоятельной экспедицией. Она называлась Монголо-Тибетской: ее можно определить как географическую, в отличие от двух следующих, в основном археологических. В середине лета 1899 года экспедиция проследовала от границы вдоль Монгольского Алтая к озеру Орог-Нур и при этом произвела подробное исследование этой горной системы. Сам Козлов прошел по северным склонам главного хребта, а его спутники, ботаник Вениамин Федорович Ладыгин и топограф Александр Николаевич Казнаков, несколько раз переваливали хребет, проследили также и южные склоны. Выяснилось, что главный хребет простирается на юго-восток в виде единой горной цепи, постепенно понижающейся, и заканчивается хребтом Гичгэнийн-Нуру, а далее тянется Гобийский Алтай, состоящий лишь из цепи небольших холмов и коротких низких отрогов. Затем все трое разными путями пересекли пустыни Гоби и Алашань; соединившись, они поднялись на северовосточную окраину Тибетского нагорья, обошли с севера страну Кам, расположенную в верховьях рек Янцзы и Меконг. В высокогорной стране Кам Козлова поразило необычайное богатство растительности и разнообразие животного мира. Путешественники встретили новые, неизвестные науке экземпляры. Из этих мест Козлов предполагал направиться в столицу Тибета Лхасу, но глава Тибета далай-лама категорически воспротивился этому. Экспедиции пришлось изменить маршрут. Козлов открыл четыре параллельных хребта юго-восточного направления: на левом берегу Янцзы Пандиттаг, на правом Русского географического общества водораздел между верхней Янцзы и Меконгом, на правом берегу Меконга хребет Вудвилл-Рокхилла, южнее Далай-Ламы водораздел бассейнов верхнего Меконга и Салуина. На обратном пути после подробной описи озера Кукунор путешественники снова пересекли пустыни Алашань и Гоби. В Урге их ждали. Нарочный, высланный навстречу экспедиции, вручил письмо Козлову от русского консула Я. П. Шишмарева, в котором говорилось, что гостеприимный кров готов приютить дорогих путешественников. 9 декабря 1901 года достигли Кяхты. Телеграмма Козлова развеяла упорные слухи об их гибели: почти два года от них не поступало никаких сведений.

Путешественники собрали ценный материал. Геологическая коллекция содержала 1200 образцов горных пород, а ботаническая 25 тысяч экземпляров растений. В зоологической коллекции находилось восемь неизвестных науке птиц; o После этого путешествия имя Козлова становится широко известным, и не только в научных кругах. О нем говорят, пишут в газетах, называют продолжателем дела Пржевальского. Русское географическое общество удостаивает его одной из самых почетных наград Константиновской золотой медали. Помимо крупных географических открытий и великолепных коллекций ботанической и зоологической, им были изучены малоизвестные и даже совсем неизвестные восточно-тибетские племена, населяющие верховья Хуанхэ, Янцзыцзян и Меконга. Эта экспедиция описана Козловым в двухтомном труде Монголия и Кам, Кам и обратный путь. Козлов, считая, что путешественнику оседлая жизнь, что вольной птице клетка, начал подготовку к следующей экспедиции. Его давно влекла тайна мертвого города Хара-Хото, затерянного где-то в пустыне, и тайна народа си-ся, с ним вместе исчезнувшего. 10 ноября 1907 года он оставил Москву и отправился в так называемую Монголо-Сычуаньскую экспедицию. Помощниками его были топограф Петр Яковлевич Напалков и геолог Александр Александрович Чернов. Следуя от Кяхты через пустыню Гоби, они перевалили Гобийский Алтай и вышли в 1908 году к озеру Сого-Нур, в низовьях правого рукава реки Жошуй (Эдзин-Гол). Повернув на юг, Козлов через 50 километров открыл развалины Хара-Хото, столицы средневекового тангутского царства Си-Ся (ХIII век). Они вошли в город с западной его стороны, миновали небольшое сооружение с сохранившимся куполом Козлову показалось, что оно напоминает мечеть, и оказались на обширной квадратной площади, пересеченной во всех направлениях развалинами. Хорошо были видны основания храмов, выложенные из кирпича. Определив географические координаты города и его абсолютную высоту, Козлов начал раскопки. Всего за несколько дней были найдены книги, металлические и бумажные деньги, всевозможные украшения, предметы домашней утвари. В северо-западной части города удалось найти останки большого богатого дома, принадлежавшего правителю Хара-Хото Хара-цзянь-цзюню. Здесь находился скрытый колодец, в котором, как гласило предание, правитель спрятал сокровища, а потом приказал бросить тела своих жен, сына и дочери, умерщвленных его рукой, чтобы спасти их от издевательств врага, уже ворвавшегося за восточные стены города… Эти события происходили более пятисот лет назад… Находки были бесценны.

Лепные украшения зданий в виде барельефов, фрески, богатая керамика тяжелые сосуды для воды с орнаментом и знаменитый, на редкость тонкий китайский фарфор, различные предметы из железа и бронзы все говорило о высокой культуре народа си-ся и его обширных торговых связях. Быть может, и не оборвалась бы жизнь некогда прекрасного города, если бы правитель его батыр Хара-цзянь-цзюнь не вознамерился овладеть престолом китайского императора. Целый ряд сражений, происшедших неподалеку от Хара-Хото, закончился поражением его властителя и заставил Хара-цзянь-цзюня искать спасения за стенами города. Крепость держалась до тех пор, пока осаждающие не перекрыли русло Жошуя мешками с песком и не лишили город воды. В отчаянии через пробитую брешь в северной стене осажденные кинулись на врага, но в неравной схватке погибли все, и их властитель тоже. Захватив поверженный город, победители так и не смогли отыскать сокровища правителя… От Хара-Хото экспедиция двинулась на юго-восток и пересекла пустыню Алашань до хребта Алашань, причем Напалков и Чернов исследовали территорию между реками Жошуй и средней Хуанхэ и западную полосу Ордоса. В частности, они установили, что Жошуй такая же блуждающая река, как и Тарим, и что хребет Арбисо, на правом берегу Хуанхэ, является северо-восточным отрогом хребта Хэланьщань. Повернув на юго-запад, экспедиция проникла в верхнюю излучину Хуанхэ в высокогорную страну Амдо и впервые всесторонне исследовала ее. Русское географическое общество, получив сообщение об открытии мертвого города и о сделанных в нем находках, в ответном письме предложило Козлову отменить намеченный маршрут и вернуться в Хара-Хото для новых раскопок. Петр Кузьмич, следуя предписанию, повернул к мертвому городу. Но пока письма шли в Петербург и обратно, экспедиция успела совершить большой переход по Алашаньской пустыне, подняться к альпийскому озеру Кукунор, пройти на нагорье северо-восточного Тибета, где русским путешественникам пришлось отбиваться от разбойников, которыми руководил один из местных князьков. В этих краях, в большом монастыре Бумбум, Козлов встретился уже во второй раз с духовным владыкой всего Тибета далай-ламой Агван-Лобсан-Тубдань Джамцо. Далай-лама, человек осторожный и недоверчивый, остерегавшийся иностранцев как самого великого зла, проникся к Козлову полным доверием, проводил много времени с ним в беседах, а на прощание подарил два замечательных скульптурных изображения Будды, одно из которых было осыпано алмазами, и вдобавок пригласил в Лхасу. Последнее Козлову было ценнее всего. Сколько европейских исследователей мечтало и стремилось в ней побывать и напрасно! Весь обратный путь до Хара-Хото, длиной почти в 600 верст, экспедиция прошла очень быстро всего за девятнадцать дней ив конце мая 1909 года разбила лагерь за стенами мертвого города.

После русской экспедиции на раскопках никто не успел побывать. Поднявшись на стены древнего города-крепости высотой свыше 10 метров, Козлов увидел запасы гальки, заготовленные жителями для обороны. Они надеялись камнями отбиться от нападавших… Вести раскопки приходилось в трудных условиях. Земля под солнцем раскалялась до шестидесяти градусов, горячий воздух, струившийся от ее поверхности, увлекал за собой пыль и песок, против воли проникавшие в легкие. На сей раз, однако, интересных находок было немного. Домашняя утварь, малоинтересные бумаги, по-прежнему попадались металлические и бумажные деньги… Наконец был вскрыт большой субурган, расположенный неподалеку от крепости на берегу сухого русла. Редкая удача! Найдена целая библиотека около двух тысяч книг, свитки, рукописи, более 300 образцов тангутской живописи, красочной, выполненной на толстом холсте и на тонкой шелковой ткани; металлические и деревянные статуэтки, клише, модели субурганов, сделанные удивительно тщательно. И все находилось в прекрасной сохранности! А на пьедестале субургана, обратившись к его середине, стояло около двух десятков больших в рост человека глиняных статуй, перед которыми, будто перед ламами, отправляющими богослужение, лежали огромные книги. Они были написаны на языке си-ся, но среди них книги на китайском, тибетском, маньчжурском, монгольском, турецком, арабском языке, попадались и такие, язык которых ни Козлов, ни один из его людей так и не смогли определить. Только спустя несколько лет удалось выяснить, что это тангутский язык. Язык си-ся язык ушедшего в прошлое народа наверняка остался бы для науки неразгаданной тайной, если бы не словарь си-ся, найденный здесь же. Весной 1909 года Козлов прибыл в Ланьчжоу, а оттуда прежним маршрутом вернулся в Кяхту, завершив свое выдающееся археологическое путешествие в середине 1909 года. После этой экспедиции Козлов, произведенный в полковники, два года работал над материалами о Хара-Хото и находками. Итогом стала работа Монголия и Амдо и мертвый город Хара-Хото, опубликованная в 1923 году. Он много выступал с докладами, лекциями, писал статьи в газеты и научные журналы. Открытие мертвого города сделало его знаменитостью. Английское и Итальянское географические общества присудили путешественнику большие золотые королевские медали, чуть позже одну из своих почетных премий присудила Французская академия. В России он получил все высшие географические награды и был избран почетным членом Географического общества. Но Козлов признавался: Как никогда еще в жизни, мне особенно хочется поскорее вновь ринуться в азиатские просторы, еще раз навестить Хара-Хото и потом побывать дальше, в сердце Тибета т- Лхасе, о которой влюбленно мечтал мой незабвенный учитель Николай Михайлович…

Когда Россия вступила в Первую мировую войну, полковник Козлов попросил направить его в действующую армию. Ему отказали и откомандировали в Иркутск начальником экспедиции по срочной заготовке скота для действующей армии. В 1922 году советское правительство приняло решение об экспедиции в Центральную Азию. Во главе экспедиции был назначен Петр Кузьмич Козлов. Ему шестьдесят лет, но он по-прежнему полон сил, энергии. Вместе с ним отправилась в путь жена Петра Кузьмича Елизавета Владимировна, орнитолог и его ученица. Они долго исследовали верхний бассейн реки Селенги и в южной монгольской полупустыне, в горах Ноин-Ула, нашли более двухсот курганов и провели их раскопки. Множество замечательных находок, относящихся к древней китайской культуре, было найдено в этих могильниках: изделия из золота, бронзы, железа, деревянные лакированные вещи предметы роскоши, флаги, ковры, сосуды, курильницы, деревянное устройство для добывания огня, бумажные ассигнации Юаньской династии с грозной надписью: Подделывателям будут отрублены головы. А на вершине Ихэ-Бодо в Монгольском Алтае, на высоте около трех тысяч метров, экспедиция открыла древний ханский мавзолей. Но самое удивительное из открытий удалось сделать в горах Восточного Хангая, где была найдена усыпальница тринадцати поколений потомков Чингисхана. Далай-лама дал Козлову пропуск в Лхасу половину шелковой карточки с зубчиками на обрезе. Вторая половина пилы находилась у горной стражи на подступах к столице Тибета. Однако англичане, принявшие все меры, чтобы не допустить русских в Лхасу, сорвали это путешествие. В семьдесят один год Петр Кузьмич по-прежнему мечтает о путешествиях, планирует поездку в бассейн Иссык-Куля, чтобы еще раз поклониться могиле дорогого учителя, подняться к снегам Хан-Тенгри, увидеть вершины Небесных Гор, покрытые синими льдами. Он живет то в Ленинграде, то в Киеве, но больше в деревне Стречно, неподалеку от Новгорода. Несмотря на преклонный возраст, он часто ездил по стране, читая лекции о своих путешествиях. Умер Петр Кузьмич в 1935 году.

(1863 - 1935)

Имя П. К. Козлова стоит в ряду имен крупнейших деятелей русской географической науки, чьи работы способствовали всемирному признанию русских исследований в Центральной Азии и восславили наших географов-путешественников. Козлову, как и его предшественникам и современникам из плеяды Н. М. Пржевальского мы обязаны научным познанием самых глухих, отдаленных и труднодоступных внутренних районов цен тральной части азиатского материка.

Экспедиции П. К. Козлова имеют исключительное значение для познания Азии. Они пролили свет также на историю окраинных районов китайского государства XI - XIII вв. и доставили уникальные по своему значению коллекции предметов культа и быта народов, населявших Центральную Азию, а также материалы по геологии, рельефу, составу растительности и животного мира.

Отличительная черта Козлова - упорство в достижении намеченной цели. Свои путешествия и их результаты он широко, со свойственным ему мастерством, популяризировал в много численных лекциях и книгах.

Козлов родился 3 октября 1863 г. в г. Духовщине Смоленской области. Случай свел его с Н. М. Пржевальским уже тогда всемирно известным путешественником. Это знакомство определило всю дальнейшую жизнь и деятельность Козлова. Для того чтобы получить возможность ехать с Пржевальским, формировавшим свои экспедиции в виде общего правила из военных, Козлов должен был поступить в армию вольноопределяющимся. Отбыв положенный срок службы, Козлов принял участие в четвертой экспедиции Пржевальского в Центральную Азию. Это свое первое путешествие Козлов совершил в 1883 - 1885 гг., когда прошел через пустыню Гоби, хребты Наньшаня и верховья реки Хуанхэ (Желтой). Путешественники были первыми европейцами, посетившими истоки этой великой китайской реки. Он тогда побывал в Тибете, Куньлуне, в Кашгарии (провинция Оиньцзян) (И пересек обширную песчаную пустыню Такла-Макан, возвратившись на родину через хребты Тянь-Шаня в Киргизию.

Уже во время этой экспедиции, продолжавшейся более двух лет, Козлов показал себя как энергичный путешественник-исследователь, не останавливающийся ни перед какими трудностями и опасностями.

После этого всю жизнь Козлов посвятил изучению Азии. Одна поездка порождала другую. Годы проходили в тяжелом пути. Величайшая пустыня Азии - Гоби сменялась ледяными горами Восточного Тянь-Шаня, Наньшаня, каменистыми плоскогорьями Монголии и холодными просторами Тибета.

В 1888 г. Козлов принял участие в новой экспедиции Пржевальского. В начале этой экспедиции Пржевальский умер.

Тогда Козлову было только 25 лет. Через год экспедицию возглавил другой известный исследователь Китая и Монголии М. В. Певцов, у которого Козлов многому научился особенно в части геодезических работ. В трудах этой Тибетской экспедиции Козлов напечатал первый свой отчет о путешествиях в Западном Китае и северном Тибете.

В 1893 г. Козлов вновь отправляется в путь. Неизвестная даль влечет неутомимого исследователя. Вместе с В. И Роборовским он уехал в новую экспедицию - в районы Наньшаня и северо-восточного Тибета.

В 1899 г. Козлов стоит во главе большой экспедиции, организованной Географическим обществом в верховья рек Хуанхэ, Янцзы и Меконг, которая и по трудности и по своим научным результатам превосходила все предыдущие. В Россию был привезен громадный материал по географии, зоологии, ботанике этнографии. На карте Азии появились новые реки, горы, хребты. Эта экспедиция известна под названием Камской (по названию Кам. области восточного Тибета). Научные результаты ее выходили в Петербурге многими выпусками, из которых два тома написаны самим Козловым.

В 1907 г. Козлов выезжает в новую большую экспедицию, которая прославила его имя на весь мир. На этот раз были исследованы средняя и южная части Монголии и другие районы Центральной Азии. Но не в этом главная заслуга данной экспедиции. Г. Н. Потанин слышал от монголов, что существует погребенный город, мертвый город Хара-Хото. Пески азиатских пустынь засыпали остатки этого некогда оживленного города,


скрыли от глаз любознательных ученых хранившиеся там богатства. Узнав о существовании Хара-Хото, Козлов решает во что бы то ни стало найти и откопать его, разрешить загадку «мертвого города» - древней столицы культурного государства Сися.

Эта задача, несмотря на все трудности, была блестяще разрешена Козловым. Мертвый город был найден восточнее низовий реки Эдзин-Гол. Результаты раскопок превзошли самые смелые ожидания. Был собран громаднейший археологический материал, ценность которого для современной исторической науки не может оспариваться никем. Были найдены предметы буддийского культа, искусства, монеты, утварь, оружие, единственные в мире экземпляры денежных знаков Юаньской (монгольской) династии. Наибольшую ценность представляла, конечно, богатая библиотека, состоящая из двух тысяч книг и рукописей, часть которых была написана, на неизвестном до того времени языке народа Сися. Библиотека была привезена в Петербург и сдана в Русский и Азиатский музеи. Раскопки мертвого города Хара-Хото открыли, таким образом, целую культуру эпохи XIII - XIV веков.

Как и все предыдущие исследования Козлова, эта экспедиция была комплексной географической экспедицией, давшей большие материалы по зоологии, ботанике, геологии, климату и т. д. Отметим, что в северной части пустыни Гоби были найдены остатки скелетов носорога, жирафа, трехпалой лошади и других животных.

В историю географического изучения Азии эта экспедиция вошла под именем Монголо-Сычуанской (по названию провинции Китая - Сычуань).

После Монголо-Сычуанской экспедиции Козлов никак не мог добиться от царского правительства средств на дальнейшие исследования. Только Советская власть предоставила ему эту возможность.

После революции Козлов, несмотря на преклонные годы - ему тогда было уже 60 лет, отправляется еще в одну, последнюю свою монгольскую экспедицию, где в районе Улан-Батора занимается археологическими раскопками, давшими материалы по истории Монголии и Центральной Азии.

Он исследовал также центральную часть Монгольской Народной Республики, хребет Хангай и пустыню Гоби в пределах этой страны. Дневники путешествия были изданы в Москве под названием «Путешествие в Монголию 1923 - 1926 гг.». Это была последняя экспедиция П. К. Козлова.

Умер Козлов 26 сентября 1935 г. под Ленинградом. Он завещал своей родине - Советскому Союзу богатейшую уникальную коллекцию позолоченных бронзовых статуэток буддийского культа. Эта своеобразная коллекция насчитывает до 200 фигур величиной от одного сантиметра до полуметра. Вторая коллекция - искусно сделанных из нефрита фигурок людей, животных, птиц, украшений и других предметов - является иллюстрацией мастерства монгольских и китайских резчиков. Это собрание также передано государству.

Козлов был отважным, не знавшим препятствий путешественником, прекрасным общественником и энергичным организатором. Он принимал деятельное участие в работах Географического общества, которое избрало его своим почетным членом.

Своими многочисленными докладами и живо написанными и увлекательными статьями Козлов сумел вызвать среди советской молодежи большой интерес к Центральной Азии.

Значение шести экспедиций Козлова для русской науки очень велико. Кажется, нет такой естественноисторической дисциплины, которая не воспользовалась бы его материалами. Одни только зоологические коллекции были использованы в работах свыше ста исследователей. Экспедиции Козлова обогатили гербарий Ботанического сада в Ленинграде ценнейшими коллекциями.

Козлов заслужил мировое имя географа-путешественника и ученого. Он был избран почетным членом многих иностранных географических обществ. Украинская Академия наук избрала его своим почетным членом. От Русского географического общества он еще в конце прошлого столетия получил медаль имени Н. М. Пржевальского. Именем Козлова назван ледник в горах Монгольского Алтая и много видов животных и растений.

— Источник—

Отечественные физико-географы и путешественники. [Очерки]. Под ред. Н. Н. Баранского [и др.] М., Учпедгиз, 1959.

Post Views: 638

Петр Кузьмич Козлов родился 15 октября 1863 г. в городке Духовщина Смоленской губернии в бедной многодетной семье. Его отец — Кузьма Егорович занимался перегонами скота с Украины в центральные губернии Российской Империи. Много лет спустя став путешественником, Пётр Кузьмич, вспоминая совместные походы с отцом, скажет, что именно с этого всё и началось: им овладела мечта побывать в дальних странах. В своей автобиографии Козлов отмечал: «Сколько себя помню, с отроческих лет мною владела одна мечта – о свободной страннической жизни в широких просторах пустынь, гор великого Азиатского материка».

Петр Козлов. 1882-1883 гг.

Окончив городское шестиклассное училище в 1878 г., юноша устроился работать в контору местного винокуренного завода в посёлке Слобода (ныне пос. Пржевальское, Смоленская обл.), неподалёку от имения Николая Михайловича Пржевальского — прославленного путешественника.


Н.М. Пржевальский. 1883 г.

Благодаря счастливому случаю, Козлов познакомился с Пржевальским, только что вернувшимся из своей третьей Центрально азиатской экспедиции (1879-1880). Тот увидел в юном Петре Козлове родственную душу и предложил участвовать в своей новой экспедиции по Центральной Азии с посещением запретной в ту пору для европейцев Лхасы — столицы Тибета. Осенью 1882 г. Козлов переселился в дом Пржевальского и стал готовиться к путешествию. Поскольку Пржевальский формировал свой экспедиционный отряд исключительно из военных, Козлову пришлось поступить на военную службу - записаться в 1883 г. вольноопределяющимся во 2-й Софийский пехотный полк в Москве. В 19-летнем возрасте он отправился в своё первое путешествие по Центральной Азии – вместе с Пржевальским, которое продлилась с 1883 по 1885 гг.

4-я Центральноазиатская экспедиция Н.М. Пржевальского. На первом плане сидят: В.И. Роборовский, Н.М. Пржевальский и П.К. Козлов.

Это первое путешествие было серьёзным испытанием для начинающего исследователя. Особенно трудной оказалась «зимняя экспедиция» на северное Тибетское нагорье, исполненная с большим напряжением физических сил. «Холода, бури, разряжённый воздух дали себя почувствовать даже нашим сильным организмам, вспоминал Петр Козлов. Только географические открытия большой важности – открытие новых колоссальных хребтов, озёр, которым по праву первого исследователя Пржевальский дал свои названия; удачные пополнения зоологических коллекций крупными формами млекопитающих, только сознание важности задачи облегчали все трудности и невзгоды и помогали обследовать значительный район, не посещённый до нас никем из европейцев». Козлов также впервые принял участие в настоящем боевом сражении, когда лагерь экспедиции подвергся нападению кочевников-тангутов. За проявленную отвагу Пржевальский наградил своего помощника Георгиевским крестом. Вспоминая об этом своём путешествии, Козлов напишет впоследствии в автобиографическом очерке: «С этого времени исследование Центральной Азии стало для меня той путеводной нитью, которой определялся весь ход моей дальнейшей жизни. Годы оседлой жизни на родине я посвящал усовершенствованию в естественных науках, этнографии и астрономии».

По возвращении из экспедиции, Козлов окончил пехотное юнкерское училище в Петербурге (1886–1887 гг.) и в дальнейшем был самым тесным образом связан с Петербургом, где находились Русское географическое общество (далее РГО) и Главный штаб, организаторы всех научных, географических экспедиций в Центральную и Среднюю Азию.

Вид здания Русского Географического Общества в Санкт-Петербурге (переулок Гривцова дом 10).

После смерти Пржевальского в 1888 г. Козлов участвовал ещё в двух путешествиях под руководством Михаила Васильевича Певцова (1889 – 1890) и Всеволода Ивановича Роборовского (1893 – 1895).

Портреты М.В. Певцова и В.И. Роборовского.

По поручению РГО и Главного Штаба в 1905 г. Козлов совершил ещё одну очень важную поездку – в Ургу (современное название Улан-Батор), где встречался с 13-м Далай-ламой Тубтэном Гьяцо, бежавшим из своей поднебесной столицы в Монголию после вторжения в Тибет английской военной экспедиции Янгхазбенда (Sir Francis Edward Younghusband). Козлову удалось завязать дружеские отношения с буддийским первосвященником, открыто искавшим покровительства царской России, и ему, в частности, принадлежала идея формирования «русского конвоя» при Далай-ламе для его сопровождения обратно в Лхасу. В случае осуществления этого проекта Козлов становился первым русским путешественником, побывавшим в «запретной Лхасе», однако Министерство Иностранных Дел Российской Империи неожиданно отклонило этот проект по политическим соображения. Четыре года спустя Козлову удалось вновь встретиться с Далай-ламой – на этот раз в монастыре Гумбум в ходе Монголо-Сычуаньской экспедиции.

Позднее Петр Кузьмич Козлов возглавил три большие самостоятельные экспедиции – Монголо-Камскую (1899–1901), Монголо-Сычуаньскую (1907–1909) и Тибето-монгольскую (1923–1926). Эти путешествия принесли Козлову мировую известность и широкое международное признание. Путешественник был избран почётным членом географических обществ Голландии (1896) и Венгрии (1911), награждён большой золотой медалью Итальянского Географического Общества, медалью Основателя британского Королевского географического общества, одного из самых престижных в Европе (1911), и премией П.А. Чихачёва Французской академии наук (1913). Со своей стороны Русское географическое общество наградило Козлова серебряной медалью Н.М. Пржевальского за труды по изучению природы Центральной Азии, по результатам экспедиции М.В. Певцова в 1891 г. и затем своей высшей наградой – Константиновской золотой медалью в 1902 г., вручённой ему по окончании Монголо-Камской экспедиции.

Петр Кузьмич Козлов был женат дважды. Первый раз — на Надежде Степановне Камыниной, от которой у него было двое детей — Владимир и Ольга. Второй раз Козлов женился в 1912 г. на Елизавете Владимировне Пушкарёвой, дочери петербургского врача Владимира Иосифовича Пушкарёва.

Петр Кузьмич и Елизавета Владимировна Козловы. 1912 г.

После женитьбы на Елизавете Владимировне Козлов окончательно перебрался в Петербург из Москвы. Молодые поселились в доме № 6 по Смольному проспекту, вблизи Смольного института, в небольшой трёхкомнатной квартире (кв. №18), рядом с квартирой родителей Елизаветы (кв. № 32). Позднее, в 1916 г. обе семьи объединились в просторной семикомнатной квартире Пушкарёвых, той самой, где размещается ныне музей-квартира П.К. Козлова.

После революции Козлов активно занимался природоохранной деятельностью. В 1917 – 1919 гг. он исполнял должность правительственного комиссара по охране зоопарка-заповедника Аскания-Нова в Херсонских степях на юге России. Заповедник был создан в конце XIX века Ф.Э. Фальц-Фейном в собственном имении для сохранения вымирающих видов редких животных. В 1899 г. сюда, благодаря содействию Козлова, были доставлены из Джунгарских степей несколько особей дикой «лошади Пржевальского» (Equus Przrwalskii ) для их разведения в неволе. В настоящее время таких лошадей можно увидеть, помимо Аскании-Нова, в зоопарках Москвы и Берлина и в национальном парке Хустайн-Нуруу в Монголии.

Аскания-Нова. 1912-1914 гг.

Последняя экспедиция Козлова — Монголо-Тибетская состоялась в 1923 – 1926 гг., на средства и при активной поддержке государства. Это была первая советская экспедиция в Монголию, положившая начало советско-монгольскому научному сотрудничеству. Участие в ней приняла и жена путешественника, начинающий орнитолог — Е.В. Козлова (Пушкарёва).

В 1927 г., вскоре после окончания Монго-Тибетской экспедиции, несмотря на преклонный возраст, П.К. Козлов стал готовиться к новому путешествию – снова в Тибет, к истокам Голубой реки Янцзы, чтобы стереть «последнее белое пятно» на карте Азии. Отправиться в этот затерянный горный мир он собирался необычным способом – на двух аэропланах. Его задумкам, однако, не суждено было осуществиться. В начале зимы 1935 г. Козлов тяжело заболел, летом его поместили в санаторий в Старом Петергофе, где он и скончался от сердечного приступа несколько месяцев спустя — 26 сентября 1935 г. Похоронили знаменитого путешественника на Смоленском лютеранском кладбище, на участке отведённым для погребения выдающихся деятелей советской науки.

Памятник на могиле П.К. Козлова. Смоленское кладбище в Санкт-Петербурге.

Своим современникам Петр Кузьмич Козлов запомнился как необычайно мужественный и сильный духом человек, целеустремлённый и в то же время амбициозный, глубоко влюблённый в природу, патриот своей родины. Всю свою жизнь он оставался ревностным последователем своего учителя Н.М. Пржевальского, его принципов организации экспедиций и метода полевых исследований — маршрутной рекогносцировки. Военная карьера Козлова завершилась в конце 1916 г., когда ему было присвоено звание генерал-майора, и таким образом он встал вровень со своими знаменитыми учителями «географическими генералами» — Николаем Михайловичем Пржевальским и Михаилом Васильевичем Певцовым.

Научные заслуги Петра Кузьмича Козлова велики. Его главные достижения в области географии – это открытые им, описанные и положенные на карту горные хребты, озёра и реки Тибетского нагорья, Амдо и Кама, Монголии и Восточного Туркестана (Синьцзяна). Не менее ценны и его научно-естественные коллекции (зоологическая и ботаническая). Одна только зоологическая коллекция насчитывает более 1400 экземпляров млекопитающих, некоторые из которых встречаются довольно редко или же уникальны, как то дикий верблюд, дикий як, тибетский медведь-пищухоед, китайский горный олень; и свыше 5000 экземпляров птиц. Кроме этого в эту коллекцию входят сотни пресмыкающихся, рыб, моллюсков и десятки тысяч насекомых. По словам зоологов А.И. Иванова и А.А. Штакельберга, «Вместе с коллекциями Н.М. Пржевальского, сборы П.К. Козлова составляют совершенно уникальное собрание по фауне Центральной Азии и благодаря им Зоологический музей, ныне Зоологический институт Академии наук, получил мировую славу».

В глухом уголке Смоленщины - г. Слободе - знаменитый путешественник Пржевальский встретил Петра Кузьмича Козлова, служившего тогда в конторе у одного купца.

Любознательный юноша понравился Пржевальскому. Эта случайная встреча изменила жизнь молодого конторщика. Козлов поселился в усадьбе Пржевальского и под его руководством стал готовиться к экзаменам за курс реального училища.

Через несколько месяцев экзамены были сданы. Но Пржевальский зачислял в экспедицию только военных. И Петру Кузьмичу пришлось поступить на военную службу. Он прослужил в полку лишь три месяца, а затем был зачислен в состав экспедиции Пржевальского.

Это была четвертая экспедиция знаменитого путешественника в Центральную Азию.

В теплый ясный день осенью 1883 г. караван экспедиции вышел из г. Кяхты. Юный участник экспедиции Петр Кузьмич на первом же привале записал в свой дневник:

«Благославляю тебя, первый день моего счастья, безоблачный и светлый, единственным недостатком которого было то, что он так быстро пролетел».

Юноша знал, что впереди их ждет холод монгольских степей, песчаные ветры Гоби и снежные бури на горных перевалах Тибета, но это не омрачало его радостного настроения. Через степь, пустыню и горные перевалы прошла экспедиция.

Караван спустился в долину р. Тэтунга, притока Хуанхэ - великой Желтой реки.

«…Красавец Тэтунг, то грозный и величественный, то тихий и ровный, часами удерживал на своем берегу Пржевальского и меня и повергал моего учителя в самое лучшее настроение, в самые задушевные рассказы о путешествии»,- писал Козлов.

В верховьях реки Желтой на экспедицию напали разбойники из бродячего племени тангутов. На рассвете внезапно на лагерь путешественников налетела конная шайка до 300 человек, вооруженная огнестрельным оружием. Вот тут-то и пригодился военный распорядок в экспедиции. Буквально через минуту лагерь превратился в маленькую крепость. Путешественники с винтовками в руках укрылись за ящиками. И стрелки вскоре отбили нападение разбойников.

Петр Кузьмич многому научился в своем первом путешествии. Он вел глазомерную съемку, определял высоты и был первым помощником Пржевальского при сборе зоологических и ботанических коллекций. Пржевальский давал юноше подчас трудные поручения и при этом всегда требовал быстрого н точного выполнения.

Вернувшись из экспедиции в Петербург, Козлов по совету своего друга и учителя поступил в военное училище. После его окончания Петр Кузьмич, уже в чине подпоручика, был снова зачислен в состав новой экспедиции Пржевальского.

Во время подготовки к походу в г. Караколе (который теперь называется Пржевальск), Николай Михайлович Пржевальский заболел тифом и 1 ноября 1888 г. скончался.

Козлов тяжело переживал эту потерю.

«Слезы, горькие слезы душили каждого из нас. Мне казалось, такое горе пережить нельзя… да оно и теперь еще не пережито»,- писал спустя много лет Петр Кузьмич.

Экспедицию, намеченную Пржевальским, возглавил М. В. Певцов. Козлов на этот раз совершил несколько самостоятельных поездок. Главные из них - на р. Кончедарью (левый приток Тарима) и оз. Баграшкуль. Он добыл интересные экземпляры для зоологической коллекции, описал рельеф местности, растительность, собрал материалы о быте и жизни населения. За плодотворную работу в экспедиции Географическое общество наградило Петра Кузьмича серебряной медалью им. Пржевальского.

В 1893 г. в глубь Центральной Азии снова отправилась русская экспедиция. Ее возглавляли ученики Пржевальского - В. И. Роборовский и П. К. Козлов.

Официально Петр Кузьмич числился помощником Роборовского, но он совершил 12 самостоятельных маршрутов. В собранной им богатой зоологической коллекции были три редких экземпляра шкур диких верблюдов.

План работ экспедиции еще не был выполнен, когда Роборовского внезапно разбил паралич. Петру Кузьмичу пришлось принять па себя руководство экспедицией.

Козлов повел караван через горные перевалы. Не раз в пути приходилось отбиваться от разбойничьих шаек, испытывать всякие лишения, но Козлов благополучно завершил работы экспедиции, не прерывая исследований.

Весной 1899 г. Петр Кузьмич отправился в новое путешествие в Гобийский Алтай и Восточный Тибет. Это была его первая самостоятельная экспедиция.

Через горные хребты Монгольского Алтая экспедиция спустилась в пустыню Гоби. Сорок пять дней караван шел по бесконечному песчаному морю. Но самой ответственной частью работы было исследование Восточного Тибета - страны Кам. Летом 1900 г. караван экспедиции, заменив верблюдов яками, более приспособленными к передвижению по горам, добрался до страны Кам.

Петр Кузьмич тщательно исследовал верховье величайшей реки Индокитая - Меконга.

В высокогорной стране Кам Козлова поразило необычайное богатство растительности и разнообразие животного мира. Путешественники встретили новых, неизвестных науке птиц.

Из этих мест Козлов предполагал направиться в столицу Тибета Лхасу, но глава Тибета далай-лама категорически воспротивился этому. Экспедиции пришлось изменить маршрут.

Между бассейнами рек Меконг и Янцзы путешественники открыли водораздельный горный хребет, который назвали именем Русского географического общества.

Во время своего путешествия экспедиция собрала ценный материал. Геологическая коллекция содержала 1200 образцов горных пород, а ботаническая - 25 тыс. экземпляров растений. Богатейшей была и зоологическая коллекция, в которой находилось восемь неизвестных науке птиц.

В 1907 г. Козлов снова возглавил экспедицию в пустыню Гоби. Путешественник отправился на поиски развалин древнего города Хара-Хото, рассказы о котором напоминали легенды.

По знакомому пути из Кяхты в Ургу (Улан-Батор) в декабрьские дни вышел караван экспедиции. Один местный князь, подружившийся с Козловым, дал своего проводника.

Долгое время всадники ехали по совершенно пустынным местам. Лишь изредка на холмах встречались кусты тамариска и саксаула. Но вот однажды на горизонте показались остроконечные башенки. Они стояли по две, по три на древней караванной дороге. Это были субурганы - древние монгольские надгробия.

Хара-Хото окружали городские стены высотой свыше 10 м. Местами песок почти совсем засыпал их. Можно было свободно въехать на коне на верх стены и спуститься в город. Внутри его тянулись лишь песчаные холмы, которые издали походили на ряды желтых шапок. Под каждой такой шапкой скрывалось строение.

Козлов нанес Хара-Хото на карту. Город лежал на 41° 45′ с. ш. и 101° 05′ в. д. В давние времена он был крупным центром Тангутского государства Си-ся, существовавшего в XI-XII и начале XIII в.

При раскопках путешественники нашли деньги, ковры, ткани, картины, металлические и гончарные изделия, украшения из золота, сделанные с большим искусством.

Вести раскопки было мучительно трудно: поблизости не оказалось воды, и ее приходилось возить на ослах из ближайших монгольских стойбищ, расположенных в десятках километров от места раскопок. Сильный ветер нес облака пыли и песка, затруднявших дыхание. Раскаленные камни древних строений на раскопках обжигали руки. Не раз отчаяние охватывало спутников Козлова. Но он обладал особым умением - всех ободрять и увлекать работой.

Самой замечательной находкой, обнаруженной в Хара-Хото, была библиотека из 2000 книг, свитков и рукописей, пролежавших в песке семь веков. Там яге нашли до трехсот живописных изображений на бумаге, холсте и шелке.

На картинах чудесно сохранились все оттенки красок. Среди книг был обнаружен словарь языка Си-ся, что помогло прочесть книги и пергаментные свитки.

Благодаря этим открытиям ученым стала известна подлинная история государства Си-ся.

Предметы, найденные при раскопках мертвого города Хара-Хотр, составляют величайшую ценность. Они хранятся в специальном отделе музея Академии наук в Ленинграде.

Раскопки Хара-Хото принесли Козлову мировую славу. Русское географическое общество избрало его своим почетным членом.

Козлов мечтал о новой экспедиции, но в 1914 г. началась мировая империалистическая война, и путешествие пришлось отложить.

В 1923 г. Советское правительство поручило Козлову организовать Монголо-Тибетскую экспедицию. Петру Кузьмичу было уже 60 лет, но он с юным жаром и с большой энергией стал готовиться к своему путешествию.

Ни один из походов Козлова не был так хорошо снаряжен, как эта первая его экспедиция при Советской власти. В ней участвовало много специалистов.

Козлову удалось получить, наконец, от далай-ламы пропуск — «пилу» - половинку шелковой карточки с зубчиками на обрезе. Вторая половина «пилы» находилась у горной стражи на подступах к столице Тибета. Но мечта Козлова побывать в Лхасе не осуществилась. Англичане, старавшиеся захватить Тибет в свои руки, приняли все меры, чтобы не допустить русских в Лхасу.

Козлову пришлось изменить маршрут. В течение трех лет экспедиция изучала природу и историю Монголии.

В городах Северной Монголии путешественники раскопали древние курганы, в которых были погребены военачальники восточных гуннов. Найденные при раскопках вещи рассказывали о культуре людей, живших 2000 лет назад.

Во время этой экспедиции Петр Кузьмич посетил и «свое детище», как он называл Хара-Хото, чтобы продолжить там раскопки.

Монгольская экспедиция дала много ценного для науки. В одной только собранной ею коллекции насекомых насчитывалось до 30 тыс. экземпляров. На р. Улан был обнаружен неизвестный ранее водопад.

Огромная заслуга этой экспедиции - укрепление культурных и научных связей с Монгольской Народной Республикой.

Вернувшись из путешествия, Козлов жил большую часть времени в деревне Стречно, вблизи г. Старая Русса. Несмотря на преклонные годы, он часто ездил по разным городам, делая доклады о своих путешествиях. Козлову шел семьдесят первый год, но он не оставлял мысли о путешествии на Тянь-Шань.

В 1935 г. Козлов умер. На столе в его кабинете осталось неоконченное письмо, в котором Петр Кузьмич обещал редактору одного журнала «написать что-либо в связи, конечно, с путешествиями».

Путешественник внес своей работой большой вклад в науку. Самым замечательным его открытием был мертвый город Хара-Хото в пустыне Гоби.

- (1863—1935), исследователь Центральной Азии, Академик АН УССР (1928). Окончил Пехотное юнкерское училище в Петербурге (1887). Участвовал в экспедициях Н. М. Пржевальского. Возглавлял также ряд экспедиций (1899—1901) в районы Монголии и… … Энциклопедический справочник «Санкт-Петербург»

- (1863 1935), исследователь Центральной Азии, Академик АН УССР (1928). Окончил Пехотное юнкерское училище в Петербурге (1887). Участвовал в экспедициях Н. М. Пржевальского. Возглавлял также ряд экспедиций (1899 1901) в районы Монголии и… … Санкт-Петербург (энциклопедия)

Пётр Кузьмич Козлов Пётр Козлов в своём рабочем кабинете. фотография Карла Буллы (1908 год) Дата рождения: 3 ноября 1863 Место рождения: Духовщина, Смоленская губерния Дата смерти: 26 октября 1935 Ме … Википедия

- (1863 1935), исследователь Центральной Азии, академик АН УССР (1928). Участник экспедиций Н. М. Пржевальского, М. В. Певцова, В. И. Роборовского. Руководил монголо тибетскими (1899 1901 и 1923 26) и монголо сычуаньской (1907 09) экспедициями.… … Энциклопедический словарь

Козлов: Содержание 1 Населённые пункты 1.1 Россия 1.2 Украина … Википедия

Козлов одна из самых распространённых русских фамилий. Происходит от старинного нехристианского имени Козёл. Выяснено, как возникала эта фамилия у бояр, когда дробились разросшиеся древние роды: в первой половине XV в. Григорий Козёл, сын боярина … Википедия

Козлов одна из самых распространённых русских фамилий. Происходит от старинного нехристианского имени Козёл. Выяснено, как возникала эта фамилия у бояр, когда дробились разросшиеся древние роды: в первой половине XV в. Григорий Козёл, сын боярина … Википедия

Козлов одна из самых распространённых русских фамилий. Происходит от старинного нехристианского имени Козёл. Выяснено, как возникала эта фамилия у бояр, когда дробились разросшиеся древние роды: в первой половине XV в. Григорий Козёл, сын боярина … Википедия

1. КОЗЛОВ Алексей Семёнович (род. 1935), саксофонист, композитор, заслуженный артист РСФСР (1988). С 1973 организатор и руководитель джаз рок ансамбля Арсенал. Автор джазовых композиций, работы в области электронной и компьютерной музыки. Автор… … Русская история

Книги

  • Тибет и Далай-лама. Мертвый город Хара-Хото , Козлов Петр Кузьмич. Новый том серии "Великие путешественники" посвящен 150-летию со дня рождения выдающегося российского путешественника и исследователя Петра Кузьмича Козлова (1863-1935). Основу юбилейного…
Похожие статьи
 
Категории